?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Очередная проводимая уважаемым блогером altereos тематическая кинорулетка посвящена такому киноявлению, как югославская "чёрная волна" 60-х гг. Честно признаюсь - ничего до сих пор о таковом не слышал, но название показалось мне интересным.
Что за "чёрная волна"? Ну в кинематографе стран соцлагеря периодически вспыхивали пароксизмы свободомыслия и "неоднозначных трактовок", "неоднозначных" моментов настоящего и прошлого этих стран. Тут можно вспомнить и наше "оттепельное кино", и чехословацкую «новую волну» того же периода (которой тоже была посвящена кинорулетка), и польское «кино морального беспокойства» и т.д. и т.п, и даже в ГДР тамошний живой киноклассик и железобетонный ульбрихтианец Курт Мётциг снял тогда очень мной любимый фильм "Кролик – это я", выдержанный если не в оппозиционных, то в довольно критических тонах. Чем такие явления могли быть вызваны? Ну разными причинами – стремлением улучшить имидж режима данной страны внутри и особенно за рубежом (мол, вот посмотрите, какой у нас на самом деле плюрализм мнений и свобода художественного высказывания, а вы тут "Цензура, цензура!..") , продвинуть ее кино на мировых кинорынках, или какими-то подвижками на властном Олимпе. Со временем, разумеется, гайки закручивали, кому-то из деятелей соответствующей «волны» жестко перекрывали кислород, кто-то напротив вливался в официоз, за кем-то закреплялся статус «разрешенного диссидента» и вечного фестивального представителя, а кому-то удавалось «свалить на Запад» и даже неплохо там закрепиться...

Итак, югославская «чёрная волна», и доставшийся мне фильм режиссера Александра Петровича «Три», иначе «Папоротник и огонь», по названию сборника рассказов писателя Антония Исаковича. Фильм состоит из трёх новелл, посвященных трём казням, которые случается наблюдать главному герою фильма Милошу Бояничу
, в роли которого – звезда официозного югославского «партизанского кино» (об этом югославском киноявлении, а также об историческом бэкграунде сабжа – несколько тенденциозный, но содержательный пост блогера richteur) Бата Живоинович (в 2002 году даже баллотировавшийся на пост президента Сербии).

Действие первой новеллы происходит во время красткосрочного гитлеровского блицкрига против Югославии в апреле 1941 (в марте того года югославское правительство Цветковича заключило с Гитлером пакт, после чего там произошла небольшая революция гидности под лозунгом «Лучше война, чем пакт!», Гитлер довольно быстро, в течение двух недель, продемонстрировал, что нет, не лучше, по крайней мере на тот момент). Железнодорожная станция провинциального городка, скопившаяся на нем толпа обывателей, готовящихся бежать в связи с приближением немцев, среди них Милош, представляющийся студентом (хотя коренастый широкоплечий Живоинович с широким мужественным лицом выглядит явно не на студенческий возраст). Поездов нет, если появляются, то забиты отступающими войсками, толпа нервничает, спорадически возникают акты мародёрства («Не оставлять же немцам!»), которое подавляет появившийся военный патруль («Здесь вам не тут, здесь военная зона, в случае чего – по законам военного времени!.. А ну быстро все документы достали!»). Собравшиеся бурчат («Раскомандовался тут, мурло деревенское!..»), но подчиняются, ибо у патрульных винтовки.

Внимание патрульных привлекает растерянно бродящий по железнодорожным путям гражданин образца «интеллигент паршивый обыкновенный» – поношенный пиджачок, кашне, береточка из фетра, испуганное выражение лица, как потом выяснится, еще и картавит. И фотоаппарат на боку. В общем, подозрительный тип. Документов у типа не оказывается. Он что-то растерянно мямлит, что мол документы сгорели вместе с домом в Белграде, что он журналист, поэтому и с фотоаппаратом, что здесь он с женой и сыном, пытается их звать, никто не отзывается… И патрульным, и толпе всё с ним ясно – шпион, диверсант и пятая колонна (дословно), короче, к стенке его, по законам военного времени! Реплики из толпы звучат довольно вяло, без огонька, истерики и желания самолично линчевать проклятого агента – но однозначно. Один только Милош пытается что-то вякать на тему, что мол нельзя же так, без суда и следствия, но собравшиеся начинают шикать уже на него – мол, а сам-то ты, мил человек скубент, не из этих ли будешь? – после чего он естественно замолкает. Несчастного «вражину», продолжающего испуганно попискивать что-то на тему, что невиноватый он, что сейчас придет жена, всё объяснит и т.п., отводят к отцепленному вагону и расстреливают. Теперь у наблюдающих за этим обывателей реплики сочувственные – мол, надо же, как собаку мужика пристрелили! – но так же вяло и в общем равнодушно.

Заканчивается эпизод появлением на вокзале женщины с маленьким ребёнком спрашивающей прохожих, не видал ли кто тут её мужа – «такого, в береточке, он нас здесь ждать должен был»…

Эпизод второй. Милош, ставший к тому времени партизаном, спасается от преследующего его взвода немцев-карателей. Сцены преследования довольно эффектны – по лесам, по каменистым горам, по болотам и даже с воздуха – тут авторы довольно бесцеремонно копируют знаменитую хичкоковскую сцену с самолетом: небольшой кукурузникообразный самолет немцев кружит вокруг загнанного в болото Милоша на бреющем полете, хохочушие пилоты в кабине дают одну пулеметную очередь за другой рядом с ним, не торопясь с ним покончить (эпизод вообще американоцентричен, что неудивительно – фильм был в том году выдвинут от Югославии на «Оскар»). Отчего такое внимание одному отдельно взятому партизану – непонятно. Возможно подразумевается, что Милош – партизан нерядовой, чему подтверждение будет позже, но об этом потом.

Оторвавшийся от преследователей Милош прячется на заброшенном горном кладбище, где натыкается на еще одного прячущегося там партизана – субтильного белобрысого паренька в пилотке с красной звездой титовской НОАЮ (многочисленные антифашистские – а было еще множество профашистских – партизанские группы тогдашней Югославии, точнее стран и территорий, на которые поделили её после оккупации Гитлер и Муссолини, в основном группировались вокруг двух основных группировок – коммунистической Народно-освободительную армию Югославии во главе с Тито и ориентировавшихся на Лондон и разместившегося там югославского короля Петра Карагеоргиевича «Югославских войск на родине», или четников, причем группировки эти порой воевали не столько с оккупантами, сколько друг с другом). Первый вопрос, который задает Милошу паренек: «Где твоя пилотка?», что в свете противостояния титовцев и четников симптоматично – по этим характерной формы головным уборам и знакам на них тем и другим в основном и возможно было отличить своего от чужого. «Потерял» - уклончиво отвечает тот (по этому, а также по характерной западного образца курточке Милоша можно предположить, что на тот момент воевал он за четников). Но пареньку не до межпартийных разборок – он ослаб и напуган, и сейчас ему достаточно того, что перед ним совершенно определенно соотечественник-серб. Он рассказывает Милошу, что был ранен, что товарищи ушли, оставив его под одной из тутошних могильных плит, что он уже несколько дней ждет их, но они похоже теперь уже вряд ли вернутся. Парни решают вместе двигаться на побережье, «где партизаны» - всё равно какие.

Далее снова сцены странствий по горам и болотам (что характерно, при съемке с воздуха эти болота похожи на вьетнамские рисовые чеки – эпизод, повторяю, весьма американоцентричен, а с учетом шедшей тогда войны во Вьетнаме такое должно было у американского зрителя вызывать актуальные для него аллюзии), ухода от преследующих их карателей. На каком-то этапе парни снова решают разделиться и пробиваться поодиночке. Паренек прощается с Милошем, уходит… и попадает в руки немцев. Укрывшийся в камышах Милош вынужден безучастно наблюдать, как немцы ставят парня к какой-то соломенной постройке, то ли сарайчику, то ли курятнику (еще одна явная аллюзия на Вьетнам – как и мешковатая форма и покрытые сеткой каски немцев), собираясь расстрелять. Ставят спиной к себе – видимо у них так положено – но парень решительно поворачивается к ним лицом. Камера берет крупным планом его изможденное лицо, усталый, но отчаянный взгляд и большую красную звезду на его пилотке. Тогда немцы заталкивают его в сарайчик, который поджигают, после чего дают по сарайчику очередь – соответственно неясно, был ли парень убит их пулями или сгорел заживо.
Завершив эту расправу, немцы уходят, забыв про преследуемого им Милоша – «бандит» ликвидирован, миссия исполнена. Милош таким образом сохраняет жизнь ценой гибели случайно встреченного им соотечественника. Он дико воет в кустах от отчаяния и бессильной ярости… но что поделаешь, война.

Эпизод третий, ближе к концу войны. Милош, теперь уже совершенно определённо красный партизан, причем высокопоставленный, видимо командир отряда, в ладно скроенной военной форме сидит в комнате крестьянского дома в занятой его отрядом деревне и набивает на печатной машинке рапорт командованию о действиях своего отряда.
В это время во двор дома партизанский конвой заводит группу пленных немцев и коллаборантов в разномастной форме – немецкой, чётнической, усташеской и просто в костюмах. Вошедшие понуро рассаживаются группками по двору. Они смятены, деморализованы и явно не строят иллюзий насчет своих перспектив – как и повсюду в освобождаемой Европе, в Югославии с захваченными коллаборантами обходились весьма бесцеремонно.
«Что с ними будет?» - спрашивает Милоша хозяйка дома, где он разместился. «Получат по заслугам, - отвечает Милош, - ты же выпалываешь сорняки у себя в огороде». «Я по крайней мере разбираюсь, чтО сорняк, а чтО нет» - отвечает хозяйка, для которой по всей видимости многие из пленников – просто односельчане.
Выглянув в окно, Милош замечает среди пленников высокую, красивую и ухоженную девушку в короткой, не по моде того времени (выше колен) юбке (в роли девушки - известная тогда югославская певица Сенка Валентанлич). Девушка озирается вокруг злобным презрительным взглядом, но когда она замечает внимание к себе Милоша, её взгляд меняется – она видимо понимает, что от этого явно высокопоставленного партизанского офицера вполне может зависеть ее судьба, так что взгляд ее очевидно добреет.


Милош смущен – как и большинству нормальных мужчин, ему не нравится расстреливать молодых красивых девушек, по крайней мере сразу. Вот и хозяйка добавляет сомнений: «Девушку-то хоть оставьте – молодая еще, исправится».
Милош спрашивает вошедшего помощника, видимо ихнего особиста, о судьбе пленных. «Я допрошу их..» – уклончиво отвечает тот. Милош спрашивает о девушке. Особист отвечает, что с девушкой-то как раз всё понятно – служила в местном гестапо, была любовницей начальника этого замечательного заведения. «Конвойные, кстати, бухтят, - добавляет он, поняв, куда клонит шеф – мол, баба, отмажется».
Раздираемый душевными сомнениями, Милош ходит туда-сюда по комнате, садится снова печатать свой рапорт – каретка его «ундервуда» (или что у него там?) лихорадочно, но ритмично скачет по бумаге, создавая простор для фантазии любителей фрейдистских аллюзий… Но финал закономерен и неизбежен.
Девушку уводят со двора – понятно куда и зачем. Поняв это, девушка впадает в панику, вырывается, пытается бежать (куда?), некоторое время в истерике мечется по двору, но в итоге конвойные хватают ее, успокаивают и всё-таки уводят.
Заканчивается фильм сценой проезда деревенского свадебного поезда по улице деревни, который видит вышедший со двора Милош. Типа знак того, что жизнь продолжается…
Такое вот кино. Довольно известное – например, Кустурица в последнем своем фильме «По млечному пути» некоторые его сцены воспроизводит чуть ли не покадорво. Автор его, режиссер Петрович на некоторое время завоюет себе реноме главного югославского режиссера, снимет еще более известный фильм «Скупщики перьев», а затем в сопродукции с итальянцами (любили ушлые итальянские кинопродюсеры кинопром соцстран) экранизацию «Мастера и Маргариты» (довольно жуткую), поездит по фестивалям… но в начале 70-х югославское руководство ему фитиль сильно прикрутит. И вся «чёрная волна» к тому времени потихоньку сойдет на нет.
promo dfs_76 август 13, 2016 15:28 7
Buy for 10 tokens
Два года назад российская общественность была потрясена беспрецедентным решением Постоянной палаты третейского суда в Гааге о взыскании с РФ 50 миллиардов долларов компенсации бенефициарам компании "Юкос", процесс банкротство которого арбитраж расценил, как род национализации. Россия…

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
shatff
May. 23rd, 2017 05:50 pm (UTC)
Не видел, и не слышал... в отличие от Кустурицы.
dfs_76
May. 23rd, 2017 06:20 pm (UTC)
И я не слышал. Меж тем фильм по-своему поучительный.
pol_ned
May. 24th, 2017 04:51 am (UTC)
ого! обязательно буду смотреть!
dfs_76
May. 24th, 2017 06:43 am (UTC)
С точки зрения того, что мы знаем о Второй мировой войне, фильм пожалую оптимально объективный и не замусоренный мифологемами в ту или другую сторону. К тому же с должной степенью жёсткости и натурализма (не в смысле вывернутых кишок, а в смысле жизненных ситуаций и межличностных отношений), которая должна быть характерна для фильма о таком явлении, как мировая война.
pol_ned
May. 24th, 2017 06:45 am (UTC)
то, что люблю в кино!
livejournal
May. 24th, 2017 12:01 pm (UTC)
Тематическая кинорулетка №11. Итоговый пост
Пользователь altereos сослался на вашу запись в своей записи «Тематическая кинорулетка №11. Итоговый пост» в контексте: [...] (1971, Йован Йованович) от Папоротник и огонь [...]
f_famar
Jun. 22nd, 2017 06:49 pm (UTC)
Знаю режиссёра по "Скупщикам перьев". Фильм понравился, кажется писала о нём.
( 7 comments — Leave a comment )