dfs_76 (dfs_76) wrote,
dfs_76
dfs_76

Category:

150 лет без "Гибралтара Севера"

150 лет назад, 9 сентября 1867 года, последние прусские войска были выведены из Люксембурга – бывшей союзной крепости распущенного годом ранее Германского союза – и это маленькое герцогство зажило жизнью независимого и нейтрального государства (правда, следующие 33 года – все еще под скипетром монарха соседней страны – голландского короля Виллема III, остававшегося до своей смерти по совместительству великим герцогом Люксембурга).

Виллем III, Наполеон III и Отто фон Бисмарк.
Люксемург – средневековое герцогство, правители которого в XIV-XV веках несколько раз становились императорами Священной Римской империи – в 1451 году достался бургундскому герцогу Филиппу Доброму. Следующие три с лишним века он будет разделять судьбу других бывших владений этого герцога в Нидерландах – при разделе владений наследника Филиппа Карла Смелого достанется Максимилиану Габсбургу, затем его внуку императору Карлу V, затем станет частью Испанских Нидерландов, превратившихся после Войны за испанское наследство в Нидерланды Австрийские. Всё это время им регулярно будет пытаться завладеть соседняя Франция. В 80-е гг. XVII века «Королю-Солнцу» Людовику XIV это почти удастся, но Рисвикским миром 1697 года противники вернуть область. В ходе революционных войн будет захвачен революционной Францией, разделен на департаменты и включен в состав Французской республики, ставшей при Наполеоне Французской империей. Всё это время правители укрепляли стратегически важный Люксембург, так что после присоедниения Люксембурга к республике видный ее деятель и инженер Лазар Карно охарактеризовал тамошний укрепрайон, как самый обширный и самый мощный после Гибралтара. С тех пор за городом и закрепился эпитет «Гибралтар Севера».
После разгрома Наполеона решением Венского конгресса Южные Нидерланды были объединены с Голландией в объединенное Королевство Нидерландов. Однако, на сей раз Люксембург не вполне разделил судьбу западных соседей: он был провозглашен отдельным великим герцогством, правда, во главе с тем же королем объединенных Нидерландов Виллемом I, но в составе создаваемого Германского союза. 3 ноября 1815 года особой конвенцией великих держав Люксембург наряду с Майнцем и Ландау был объявлен союзной крепостью Германского союза, содержащейся на общесоюзные взносы для целей обороны от Франции. Реально крепость заняли пруссаки – по соглашению с голландским королем от 8 ноября 1816 года прусский король получил право назначать военного губернатора и коменданта крепости Люксембург. Гарнизон крепости составил 6 тысяч человек, из которых только 500 были голландцы.
В ходе Бельгийской революции 1830 года и последующих событий территория Люксембургского герцогства была по решению союзных держав существенно урезана: бОльшая ее часть - примерно 2/3 - вошла в состав вновь образованного Бельгийского королевства, а меньшая, приобретшая нынешние очертания, продолжила функционировать на прежнем режиме.
Территориальные изменения Люксмебургского герцогства на протяжении веков (слева). Люксмебург на фоне Объединенного королевства Нидерландов 1815-1830гг. (в центре) и рядом с другими странами "Бенилюкса" ко времени "Люксмбургского кризиса 1867 года (цифрой "5" - его современная территория, цифрой "4" - его часть, включенная в состав Бельгии в 30-е гг. XIX века)
В таком виде Люксембургское герцогство и дожило до бурного 1866 года. 10 июня 1866 года прусским правительством графа Бисмарка, взявшим курс на объединение бОльшей части Германии под властью своего королевства, были сделаны предложения по реформе Германского союза, в первом же пункте которых содержалось требование исключить из Союза «земли, подвластные австрийскому императору и нидерландскому королю», т.е. в том числе и Люксембург. Дело в том, что за несколько месяцев до того, в ходе встречи Бисмарка и французского императора Наполеона III в Биаррице участниками затрагивался вопрос о присоединении Люксембурга к Франции. Оба участника знали о намерении голландского короля Виллема III, для которого Люксембург был «чемоданом без ручки» как-нибудь от него избавиться – особенно неплохо было бы по его мнению продать свои монаршьи права на герцогство заинтересованной стороне. Бимарк намекнул, что не был бы против, если бы таковой выступил Наполеон, при условии его дружественного по отношении к Пруссии нейтралитета в надвигающейся войне с Австрией. Наполеон в ответ намекнул, что Люксембург – это маловато будет, а вот насчет Бельгии он бы подумал. Бисмарк на это многозначительно промолчал, и больше стороны к этому вопросу не возвращались. Однако, у Наполеона сложилось впечатление, что уж по крайней мере Люксембург-то у него в кармане, и потому разборке Бисмарка с Австрией он мешать не будет. Вообще-то на эту разборку у Наполеона-племянника были куда более далеко идущие планы – он надеялся на создание в южной, католической части Германии Южногерманского союза, который он по словам Бисмарка мыслил, как «филиал Франции», т.е. на фактический раздел Германии между ним и Пруссией. Однако, в первые же месяцы после австро-прусской войны 1866 года он увидел, как крепко он просчитался – южногерманские государства хоть и не вошли в созданный Пруссией Северогерманский союз, однако одно за другим заключили с ним двусторонние союзные договоры, так что «филиал Франции» накрылся медным тазом.
Увидев, как жестоко он просчитался, Наполеон вспомнил о Люксембурге и решив, что с паршивой овцы хоть шерсти клок, форсировал вопрос о его присоединении к Франции.
Бисмарк на это первое время благосклонно кивал, хотя французский «аншлюс» Люксембурга его устраивать никак не мог – в руках французов эта крепость стала бы ключом для них к богатому прусскому Рейнланду (на который в Париже пускали слюни при всех сменявшихся там с 1815 года режимах – даже демократ и романтик Виктор Гюго отметился трактатом, что ну никак Франции без левого береге Рейна). Однако, он прекрасно знал, что Англию такая комбинация не устроит, не стал нигде подписываться под прусским согласием на такую комбинацию, он фактически расставил «Наполеону Малому» хитрую ловушку, в которую тот вскоре и попадется. Пока Наполеон вел переговоры с Виллемом о продаже герцогства (в марте 1867 года сошлись на 5 миллионах гульденов), Бисмарк занимался работой по сборке и оформлению Северогерманского союза и для пущей верности он даже отклонил просьбу Виллема III о включении Люксембурга в его состав, а вот когда делегаты союза собрались на учредительную конференцию – коварный граф выложил люксембургскую карту. Газеты Пруссии как по команде вспомнили, что Люксембург – исконная германская земля, родина древних германских императоров, так что нечего парижским чемберленам зариться на наши яйца – у них есть свои (с). Бисмарк ( только что аннексировавший несколько германских государств ) заявил о необходимости соблюдения старых договоров, а 3 апреля прусский посол в Гааге заявил об абсолютном вето Пруссии на уступку Люксембурга.
Наполеон таким образом остался с носом – мало того, что он решительно ничего не получил от своей позиции в заварушке 1866 года, так еще и был выставлен перед всей Европой как агрессор и нарушитель договоров. Император в ярости кусал себе локти – проучить обнаглевших пруссаков у него в тот момент возможности не было: он бы столкнулся с оппозицией других великих держав. В то время судьбы Европы решала «пентархия» - сообщество пяти великих держав – Англии, Франции, России, Австрии и Пруссии – и ни одна из них не могла ничего провернуть без согласия как минимум двух других. А таковых для Наполеона в данном случае не находилось – Англия была против, Пруссия – понятно, тоже, Австрию он пытался зазвать на свою сторону, но та, помня его позицию последних лет, злорадно показала кукиш, Россия, которую Наполеона незадолго до того угораздило в очередной раз надуть с пересмотром запрета на содержание флота на Чёрном море – тоже. А ту еще в Париже как раз в эти дни открылось ответственное имперское мероприятие – Всемирная промышленная выставка, призванная подчеркнуть реноме империи Наполеона, и портить его войной было нехорошо.
Короче, в мае 1867 года в Лондоне собралась конференция великих держав, которая постановила оставить Великое герцогство Люксембург под властью короля Виллема, но с тем условием, что оно отныне будет независимым и вечно нейтральным государством, независимость и нейтралитет которого будет гарантирован державами-подписантами. Пруссии предписывалось вывести из Люксембурга свой военный контингент, а люксембургские укрепления было решено срыть.
И вот 150 лет назад последний прусский солдат покинул территорию Люксембурга. Снос его капитальных крепостей, занял довольно длительное время, но к 1883 году «Гибралтар Севера» прекратил существование.
Виллем III останется великим герцогом Люксембурга до самой своей смерти в 1890 году, после чего в связи с отсутствием у него наследников мужского пола, Люксембург перейдет к его дальнему родственнику Адольфу Нассаускому (бывшему, кстати, в числе тех государей, у которых Бисмарк в 1866 году отнимет их собственные княжества), и Люксембург таким образом обзаведется собственным монархом.
Tags: 1866, Бисмарк, история
Subscribe

promo dfs_76 august 13, 2016 15:28 7
Buy for 10 tokens
Два года назад российская общественность была потрясена беспрецедентным решением Постоянной палаты третейского суда в Гааге о взыскании с РФ 50 миллиардов долларов компенсации бенефициарам компании "Юкос", процесс банкротство которого арбитраж расценил, как род национализации. Россия…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments