dfs_76 (dfs_76) wrote,
dfs_76
dfs_76

200 лет начала Отечественной войны 1812 года

Ровно 200 лет назад, 24 июня 1812 года первые части Великой армии Наполеона с территории Восточной Пруссии, перейдя пограничную реку Неман в районе города Ковно (так тогда назывался литовский город Каунас), вторглись в пределы Российской империи.

Надобно заметить,  5 лет, прошедших с предыдущей войны России с Наполеоном и завершившейся знаменитым Тильзитским миром 1807 года, были чрезвычайно удачными для российской внешней политики. В глобальном англо-французском противостоянии, известном как Наполеоновские войны, александровское правительство в этот период сумело занять удобную позицию "третьего радующегося" - с милой улыбкой того сказочного героя, который говорил "Я за него, но не против тебя" Александр сумел наловить в мутной воде этого противостояния немало жирных рыбок. У союзной тогда англичанам Швеции он в 1809 году отнял почти половину её территории (там теперь Финляндия), у неопределившихся турок, не знавших к кому из противников притулиться - Бессарабию и Западную Грузию.

Всю картину портило неразрешимое противоречие между Россией и Наполеоном - объявленная последним Континентальная блокада, оставлявшая российских хозяйствующих субъектов без полновесных английских серебряных фунтов (которые в отличие от французских бумажных франков были ликвидны практически по всему миру и сами по себе), без английских фабричных и колониальных (сахар, кофе, табак и др.) товаров, а вечно полупустую российскую казну - без таможенных пошлин и прочих налоговых поступлений. В общем, торговлю с англичанами (с которыми у России вообще-то с 1807 года формально было состояние войны, но прямых боестолкновений стороны старательно избегали) тихой сапой продолжали окольными путями - на судах третьих стран и т.п. Кроме того, английские товары через российскую территорию могли поступать в сопредельные европейские страны. Таким образом в наполеоновской Континентальной блокаде возникала здоровенная дыра, которая саму идею этой блокады перечёркивала. А никаких других способов победить англичан, кроме как довести их экономику этой блокадой до краха,  у Наполеона просто не было.




Так что ему надо было что-то решать на восточном направлении...

"...
Если мы спустя 130 лет, зная все то, чего не знали современники, попытаемся
восстановить  и точно  сформулировать цели  Наполеона, то при  всех усилиях
законченный, логический и твердо  обоснованный ответ не получится, а только
простое   сопоставление    нескольких   одинаково   достоверных   и   часто
противоречащих одно другому  высказываний единственного лица, которое могло
бы  этот  ответ дать.  Вот  приезжает  в Дрезден  из  Вильны граф  Нарбонн.
Император Наполеон немедленно его  принимает и выслушивает. Так как Нарбонн
именно затем и посылался  в Вильну, чтобы из его миссии ничего не вышло, то
император  переходит  к  более  для него  интересному  предмету  разговора.
«Теперь пойдем на Москву, а из Москвы почему бы не повернуть в Индию? Пусть
не  рассказывают  Наполеону,  что от  Москвы  до  Индии далеко!  Александру
Македонскому от  Греции до  Индии тоже было  не близко, но ведь  это его не
остановило? Александр  Македонский достиг Ганга, отправившись  от такого же
далекого  пункта, как  Москва... Предположите,  Нарбонн, что  Москва взята,
Россия повержена,  царь пошел  на мир или погиб  при каком-нибудь дворцовом
заговоре, и  скажите мне, разве  невозможен тогда доступ к  Гангу для армии
французов и вспомогательных войск, а Ганга достаточно коснуться французской
шпагой, чтобы это здание меркантильного величия Англии обрушилось». Значит,
основные объекты начинающейся войны  — Москва и Индия? Но нет! Тут же, в те
же  дни,   Наполеон  говорит,   что  царь  вынуждает  его   к  войне  своим
«ультиматумом» (об очищении Пруссии от французских войск), что цель войны —
образумить царя и отклонить его от возможного сближения с Англией и что эта
война   чисто   «политическая»,   т.   е.   затевается   для   определенной
дипломатической цели; едва эта  цель будет достигнута, Наполеон готов будет
мириться.  Такая  же  сбивчивость,  такие  же разноречия  и  в  определении
ближайшей  стратегической  цели: завоевать  Литву  и Белоруссию  и на  этом
кончить кампанию  1812 г. и в Витебске ждать просьбы  царя о мире? Или идти
на  Москву  и  тут  ждать  этой просьбы?  Есть  положительные  высказывания
Наполеона и о первом  варианте и о втором. Мудрено ли, что великая армия от
маршалов  до  кашеваров  не  знала, зачем  ее  ведут  в  Россию, когда  сам
император  в точности никак  не мог  сформулировать ответа на  этот 
вопрос...".
(с) Е. Тарле. Нашествие Наполеона на Россию.

Вечером 11 (23) июня 1812 года   разъезд лейб-гвардии Казачьего заметил подозрительное движение на Немане. Когда совсем стемнело, через реку с возвышенного и лесистого берега на русский берег на лодках и паромах переправилась рота французских сапёров, произошла первая перестрелка. Это произошло в трёх верстах вверх по реке от Ковно. После полуночи 24 июня 1812 года по четырём наведённым выше Ковно мостам началась переправа французских войск через пограничный Неман.

В 6 часов утра 12 (24) июня авангард французских войск вошёл в Ковно. Переправа 220 тысяч солдат Великой под Ковно заняла 4 дня. Реку форсировали 1-й, 2-й, 3-й пехотные корпуса, гвардия и кавалерия. Вечером 24 июня император Александр I находился на балу у Бенингсена в Вильно (Вильнюсе), где ему доложили о вторжении Наполеона.

Война началась.

Tags: история, история Отечества
Subscribe

promo dfs_76 august 13, 2016 15:28 7
Buy for 10 tokens
Два года назад российская общественность была потрясена беспрецедентным решением Постоянной палаты третейского суда в Гааге о взыскании с РФ 50 миллиардов долларов компенсации бенефициарам компании "Юкос", процесс банкротство которого арбитраж расценил, как род национализации. Россия…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments